• 01.03.2024 06:55

Футбол. Большой разговор. Сергей Черник: “Александр Сулима – кумир детства”

Редакция

Автор:Редакция

Сен 16, 2012 #Неман, #Черник

Вратарь гродненского “Немана” Сергей Черник своей надежной игрой на последнем рубеже обороны давно привлекает к себе внимание футбольных специалистов и болельщиков. Его неброская манера игры заслужила признание у взыскательной гродненской публики. Во многом благодаря блистательной игре Черника “Неман” занимает место в верхней части турнирной таблицы первенства страны.
Во время длительной паузы в чемпионате, вызванной отборочными матчами Чемпионата Мира, вратарь гродненского клуба рассказал пресс-службе “Немана” о своих первых шагах в футболе, дебюте в главной команде Гродненщины, вызове в национальную сборную страны, а также о недавней стажировке в берлинской “Герте”.

– Сергей, начнем с банального вопроса: почему ты выбрал именно футбол?
– Отец с самого раннего детства привил мне любовь к этой игре. Первые подарки мне и моему брату были, естественно, мячи. Когда-то мой отец играл за гродненский “Олимп”, мостовский “Неман”, поэтому мое будущее было, можно сказать, предопределено. Сколько себя помню, мы с братом постоянно во дворе гоняли мяч. Жили тогда в деревне – Лунно Мостовского района, – где особых развлечений других не было. Нам нужны были только мяч и клочок земли. Я, кстати, с самого детства как стал в ворота, так до сих пор и не помню, чтобы было желание сменить амплуа.

То есть, можно сказать, что твоим первым тренером был отец?
– Да. В мостовской ДЮСШ он вел секцию футбола, куда собрали всех ребят с нашей деревни, без деления на возрастные категории. Деление было только на старшую и младшую возрастные группы. Мы выступали на областных соревнованиях за мостовскую ДЮСШ. Потом, когда появились какие-то проблемы у школы, мне позвонил тренер из Гродно, спросил, нет ли желания поиграть за них. Я, конечно же, согласился, и стал играть за гродненскую СДЮШОР “Неман”, где нашу группу 1988 года рождения вели Эдуард Антонович Городок и Михаил Михайлович Хоменков. То есть, класса с девятого я начал играть за гродненскую команду. В основном матчи проходили по выходным, и я приезжал в Гродно только на игры, потому что не было возможности ежедневно посещать тренировки.

А когда окончательно переехал в Гродно?
– В 2005 году, когда окончил среднюю школу.

– Как состоялся твой переход во “взрослый” футбол?
– Где-то в марте 2005-го мне позвонил Виктор Иванович Юйко и пригласил сыграть в турнире за дубль “Немана”. Так получилось, что сыграть мне не довелось – сломал ногу за несколько дней до начала турнира. Вот так и вышло, что где-то полгода я был вне футбола. За это время окончил школу, поступил в вуз, и где-то с июня я начал тренироваться со своим годом в СДЮШОР “Неман” и параллельно нас стали подпускать к играм дубля. Таким образом, с лета 2005-го я стал игроком дублирующего состава “Немана”.

– Чуть раньше в дубле засветился твой родной брат Михаил …
– Он в 10-м классе переехал жить к нашей бабушке в Гродно специально, чтобы заниматься в футбольной школе, и попал в дубль несколько раньше меня. Попасть в главную команду у него не получилось, но жизнь в футболе он продолжает в другом качестве – арбитра.

– В 2010-м году ты окончил вуз. Как и все спортсмены, получил высшее физкультурное образование?
– Нет. Я окончил филологический факультет Гродненского университета имени Янки Купалы.

– Неожиданный выбор для футболиста!
– Может быть. Только мне знание двух иностранных языков не сильно мешает (смеется).

А какими языками ты владеешь?
– Английским и немецким. Только без языковой практики тяжеловато. Вот когда попадаешь куда-нибудь за границу, всё намного легче вспоминается. И вообще, мне кажется, что современному спортсмену, если он ставит перед собой определенные задачи, знание языков просто необходимо.

– Кроме языков, какие предметы можешь назвать любимыми?
– Со школьных времен нравилась история. Даже защищал честь школы на районной и областной олимпиадах. Еще нравилась математика. Немудрено: ведь у меня родители – математики.

– Во время сессии наверняка преподаватели делали всевозможные поблажки тебе, как спортсмену …
– Абсолютно нет. Из-за частых тренировок у меня было много пропусков занятий. И если бы это был физкультурный факультет, то, возможно, преподаватели шли бы на уступки. Но, как говорили некоторые наши преподаватели: “Раз уж выбрал филфак – будь добр, сдавай как все!” В общем, для меня все сессии были определенным стрессом – сколько бессонных ночей над учебниками!

– И какая профессия у тебя указана в дипломе о высшем образовании?
– Преподаватель английского и немецкого языков.

Давай от учебы плавно перейдем снова к футболу. Так уж получилось, что все сборные прошли мимо тебя. Не обидно?
– Ранние сборные по моему году формировались, когда я еще учился в школе. А кто меня мог увидеть в деревне? Когда переехал в Гродно, шел уже 2005 год. Тогда, вроде бы, и в юношеском первенстве Беларуси сыграли хорошо: заняли 2-е место, мне дали приз лучшего игрока, но продвижения вверх как такового не было.

– Напомни, кто тогда играл в воротах за сборную 1988 года рождения?
– Хомляк, Хаткевич, Гаврилов.

– Ну и где они сейчас? Вообще-то, тот год рождения был весьма богат на таланты: Драгун, Веретило, Сиваков, Рекиш… Сборная страны пробилась в финальный турнир Чемпионата Европы U-17. Тем не менее, многие игроки, востребованные сейчас, оказались тогда незамеченными тренерами сборной: Нехайчик, Букаткин, Черник …
– Лично я к этому отношусь спокойно. Может быть, раскрылись поздно.

– Ну, а в молодежке на финальном турнире в Дании в 2011-м мог бы сыграть?
– Я в этой сборной не играл и попал впервые только накануне финального турнира в так называемый “расширенный список сорока”. И то, об этом узнал из газет. Но ни на товарищеские игры, ни на сборы не вызывался. К тому же Георгий Кондратьев, если помните, сказал, что кто добывал путевку в Данию, тот и поедет на финальный турнир.

– Тем неожиданнее был вызов сразу в национальную сборную!
– Да уж! Это случилось в преддверии матчей нашей сборной в отборочном турнире Чемпионата Европы против Франции и Люксембурга в июне 2011-го. 29 мая мы играли финальный матч за Кубок Беларуси. После его окончания нам сказали, что мы получим четыре дня выходных. Я обрадовался: думал, съезжу на природу куда-нибудь, на рыбалку, отвлекусь от футбола. Все-таки проигрыш финала – сильный стресс. И тут мне объявляют: собирай вещи, ты едешь в расположение национальной сборной.

– Можно сказать: с корабля – на бал!
– Почти. Уже утром 30-го мая я провел первую тренировку в составе национальной сборной Беларуси.

– Ну, и как первые ощущения? Коленки не тряслись?
– Этого точно не было. Все-таки я был основным вратарем команды высшей лиги. Не сказал бы, что на тренировке лез из кожи вон, чтобы показать себя. Просто было желание поддержать тот уровень, который задал себе выступлениями за “Неман” в чемпионате, показать, что не зря я сюда попал – в число лучших игроков страны.

– Новички на первой для себя тренировке национальной сборной исполняют песню …
– И я пел. На пару с Виталиком Трубило спели “Катюшу”.

– Как партнеры по сборной оценили ваши вокальные данные?
– Похвалили. Говорили, что здорово пели (смеется).

– Наверняка, пребывание в сборной позитивно отразилось в твоей памяти. Но следующий матч в составе “Немана” вряд ли можно отнести к разряду удачных.
– Да, не каждый день проигрываешь 0:5. Тот проигрыш от “Шахтера” надолго мне запомнится. Вроде бы, приехал из национальной сборной, крылья, можно сказать, выросли, чувствуется внутреннее воодушевление … А тут, как ушат холодной воды, – пять мячей! Звезды как-то сошлись не так …

Кстати, а свой дебют за “Неман” помнишь?
– Если честно, то я все свои игры помню. Не только матчи в целом, но и мельчайшие детали. А уж дебют-то, естественно, помню отчетливо. 2010-й год. Играли в Бресте против местного “Динамо”. Где-то в середине первого тайма Рома Астапенко получил травму, и незадолго до перерыва (счет уже был 0:3) Олег Александрович Радушко спросил меня, готов ли я играть. “Конечно, готов!” – ответил без раздумий.

– Наверняка, кроме поражения команды, было еще и обидно от того, что в концовке соперники “размочили” тебя
– Очень обидно. Шла 87-я минута, когда после удара Януша мяч влетел в мои ворота.

Проверим еще раз твою память. Неужели и дебютный матч за дубль помнишь?
– Конечно! Было это в 2005-м. Мы поехали в Могилев играть против “Днепра”. По ходу игры уступали 0:2, когда Виктор Иванович Юйко сказал: “Готовься, скоро выйдешь на замену”. Я спокойно готовлюсь, разминаюсь, и тут неожиданно удаляют нашего вратаря Юру Кричевского. И я, толком не размявшись, вынужден был в экстренном порядке стать в ворота. Пропустил тогда один мяч, мы проиграли 0:3, и в следующем матче – дома против МТЗ-РИПО – я уже вышел в “основе”.

– Практически у каждого игрока в детстве был кумир, на которого он старался быть похожим. А чья игра импонировала тебе, когда ты только-только начинал постигать азы большого футбола?
– Александр Сулима! Когда я был школьником, и мы с отцом ходили на футбол, я восхищался его игрой. Кумир детства! Еще мне нравился Альберт Рыбак.

– А ты в курсе, что некоторые специалисты находят сходство твоей манеры игры с легендарным Гордоном Бэнксом? По крайней мере, его сэйв (смотреть видео) в игре сборной Англии против Бразилии на Чемпионате Мира 1970 года уж больно напоминает твой сэйв (смотреть видео) в недавнем матче против “Нафтана”. Потом ты повторил такой же трюк в следующей игре против “Гомеля”, отразив удар со штрафного в исполнении Цыгарлаша.
– Надо еще раз пересмотреть игры с участием Бэнкса. Может быть, что-то общее и найду. В любом случае, быть похожим на второго вратаря в истории футбола совсем не зазорно (смеется).

Ну, это всё “дела давно минувших дней”. Давай поговорим немного о твоей недавней неожиданной командировке в расположение берлинской “Герты”, откуда ты вернулся на прошлой неделе.
– Во-первых, хочу выразить огромную благодарность председателю “Немана” Леониду Федоровичу Дмитранице и моему менеджеру Николаю Шпилевскому, благодаря которым у меня появилась возможность поехать на стажировку в этот известный немецкий клуб. Николай Шпилевский еще в начале этого года обещал, что организует мне стажировку в каком-нибудь сильном клубе, чтобы я имел представление о своем уровне подготовки на его фоне. И вот утром после матча в Минске против “Динамо” мне позвонил Леонид Федорович и спросил, нет ли желания поехать на стажировку. Я, конечно, отказываться не стал (смеется). Грех не воспользоваться такой возможностью посмотреть на немецкий футбол изнутри.

В “Герте”, по-моему, с вратарями работает Нелло Ди Мартино, который одно время был в штабе нашей национальной сборной при Бернде Штанге …
– Да, он отвечает за подготовку всех вратарей клуба. Сам тренировки не проводит, но присутствует на всех занятиях. Именно при его непосредственном содействии и оказалась возможной эта моя стажировка.

А кто проводит тренировки с вратарями?
– Начну с того, что первую тренировку я провел с резервной командой (по-нашему – дубль). В этой команде выступают игроки в возрасте до 23-х лет. Так вот тренировку проводил тренер, который занимается только с резервной командой и вратарями юношеских команд. Кроме того, на занятии присутствовал и внимательно наблюдал за процессом тренер по вратарям главной команды – Кристиан Фидлер. Он стоял в сторонке, но если нужно было, подсказывал.

– Было ли что-нибудь такое в тренировочном процессе, что тебя удивило?
– Чего-то такого революционного я не увидел. Все-таки играю в команде высшей лиги, и методики подготовки у наших клубов не сильно отличаются. Наш тренер по вратарям Андрей Станиславович Ашихмин проводит тренировки, основанные на опыте ведущих клубов Европы, поэтому различия в самом процессе занятий в “Немане” и “Герте” минимальные. Есть некоторые чисто рабочие моменты, которые несколько отличаются, но, в целом, и упражнения, и методика похожи.

Сколько всего тренировок провел в стане “Герты”?
– За те три дня, что пробыл в команде, участвовал в пяти тренировках: двух с молодежной командой и трех – с главной.

– Чем запомнились тренировки с главной командой?
– Скажу сразу, что тренировалась команда в усеченном составе. Как раз в это время проводились отборочные матчи и многие сборники отсутствовали. Тем не менее, уровень подготовки тех игроков, что участвовали в тренировочных занятиях, был очень приличным. Занятия проходили в высоком темпе на хорошем эмоциональном фоне. В двух тренировках вратари участвовали вместе с полевыми игроками, а одна была проведена раздельно: вратари занимались индивидуально и не принимали участия в общей тренировке.

– Как, кстати, к тебе отнеслись футболисты “Герты”?
– Было очень приятно, что не только игроки, но и все работники клуба очень доброжелательно меня встретили. Где бы я ни появлялся, всюду чувствовал хорошее отношение ко мне.

– А где ты жил во время своего краткосрочного пребывания в “Герте?
– На базе клуба, в здании футбольного интерната, где живут молодые футболисты клуба, что-то типа общежития. Блочная система: в блоке две комнаты. На блок – душ, туалет. Питался в клубной столовой, где готовят пищу клубные работники. В любое время можно прийти и вкусно поесть. Качество еды – пальчики оближешь! Прямо как дома.

– Что-нибудь поразило в организации работы клуба?
– В подробности организации клубной работы я не вдавался, но что меня поразило, так это то, что перед первой же тренировкой мне выдали экипировку “Герты”: там просто не принято тренироваться не в клубной амуниции, даже тем, кто просто стажируется. Причем, выдали всё, вплоть до носков. А после тренировки всю форму игроки сбрасывают в специальные корзины и к следующей тренировке – получи чистое, свежевыглаженное.

– Удалось выбраться в город, ознакомиться с достопримечательностями Берлина?
– Как такового свободного времени было немного, поэтому выбрался в город лишь однажды. Побродил чуть-чуть по Берлину, побывал у Олимпийского стадиона, но внутрь зайти не удалось – был закрыт, поэтому ограничился лишь прогулкой вокруг арены.

– Что сказал главный тренер “Герты” при расставании?
– Голландский специалист Йос Лухукай, который тренирует “Герту”, выразил уверенность, что мне понравилось время, проведенное в стане его команды, и пожелал спортивных успехов.

– Твоя карьера в самом разгаре, но наверняка уже сейчас ты задумываешься о своем будущем. Кем себя видишь после завершения активных выступлений? Может быть, как отец и брат – арбитром?
– Пока об этом не думаю, рановато еще. Постараюсь как можно дольше играть, приносить пользу клубу в качестве действующего игрока, а там – посмотрим.

Ну, и напоследок, маленький вопрос о личной жизни. Пару лет назад ты говорил, что в личной жизни у тебя “глухо как в танке”. Может быть, что-то изменилось с тех пор?
– Изменилось, причем, в лучшую сторону.