• 13.04.2024 13:39

Вячеслав Хоронеко рассказал о “белорусском жиме”, операциях и интересе к гиревому спорту

Редакция

Автор:Редакция

Мар 25, 2024 #Беларусь

Он раз за разом поднимает почти двухпудовую гирю с такой легкостью, будто это воздушный шарик. Публика восторженно рукоплещет в предвкушении очередного рекорда. А ведь за каждым стоят изнурительные тренировки, преодоление боли и иногда практически смертельные риски. О том, что остается за кулисами зрелищных рекордов, беседуем с известным атлетом Вячеславом Хоронеко.

179 официальных рекордов

– Вячеслав Васильевич, если не ошибаюсь, за вами – 150 официальных рекордов в экстремальном подъеме тяжести?

– Цифра уже другая. С 1985 года, когда начал заниматься этим видом спорта, зарегистрировано 179 официальных рекордов в экстремальном подъеме тяжести. Из них – 79 мировых рекордов в произвольном подъеме гирь: 6 зафиксировано Книгой рекордов Гиннесса, 120 – книгой рекордов России, стран СНГ и Балтии “Диво”. Четыре моих достижения включены в книгу-энциклопедию “Сто великих рекордов человека”.

– В декабре прошлого года вы в очередной раз побили мировой рекорд в гиревом спорте. За пять минут выжали, казалось бы, неподъемную гирю аж 106 раз! Поистине космическая нагрузка. Как выдержали?

– Речь идет о новом виде спорта с патриотическим названием “белорусский жим”. Упражнение включает подъем как одной, так и двух гирь одновременно из положения лежа в течение пяти минут. Я давно продвигаю эту дисциплину. Помогал добиться ее признания на официальном уровне мой давний друг, соратник, председатель Национальной ассоциации силовых видов спорта Виктор Мацур. Новый вид программы запатентован и признан Международной федерацией пауэрлифтинга – НАП. Не скрою, декабрьский рекорд дался очень тяжело. За неделю до соревнования на тренировке слегка потянул связку на левой грудной мышце. В ход пошли мази, обезболивающие средства. Когда начал работать, связка стала сильно болеть. Но, к счастью, не порвал ее и установил мировой рекорд, подняв в течение 5 минут 32-килограммовую гирю 106 раз. А недавно, 24 февраля, удалось улучшить это достижение – упражнение выполнил 119 раз. Мог бы с учетом недавней травмы сделать на пару подъемов меньше, но не тот характер. Привык всегда отрабатывать по максимуму.

 

– В 62 года вы в такой превосходной форме, которой позавидовал бы даже юноша. Но все-таки – соразмерны ли нагрузки возрасту?

– Всю жизнь занимаюсь спортом и хорошо знаю свой организм. Понимаю, когда стоит облегчить тренировку, а когда увеличить нагрузку. Раньше выступал на соревнованиях чуть ли не каждую неделю, а сейчас где-то раз в два-три месяца. Общих рекомендаций о нагрузке в определенном возрасте не существует. Каждый из нас индивидуален и на уровне интуиции знает, что нужно организму – какова норма питания, сколько можно выпить или поднять.

Все, чтобы привлечь внимание к гирям

– А как же тот рисковый уникальный рекорд в шпагате, который чуть не стоил вам жизни?

– Многие рекорды атлетов несут в себе долю риска, поэтому спорт и называется экстремальным. Случай, о котором вы вспомнили, произошел в 1999 году. Я тогда выполнял, скорее, рекордный трюк, чем упражнение, но все равно это было эффектно, с максимальным физическим, нервным напряжением и с риском для здоровья. Ведущий популярной тогда на белорусском телевидении передачи “Силач” попросил сделать оригинальный сюжет. Придумал номер – шпагат с подъемом гири в бассейне под водой. В парке Челюскинцев, где сейчас Дворец водного спорта, сделал пару пробных попыток, потом приехала съемочная группа. И вот нырнул я с 32-килограммовой гирей, сел в шпагате и начал ее выжимать. Воздуха хватило на 52 секунды. За это время сделал 21 подъем. Да, в воде гиря жмется легче, но анаэробная нагрузка на организм слишком велика. Шестое чувство подсказало – если прямо сейчас не вынырнешь, тебе конец. И я всплыл. Врач осмотрел меня и вынес вердикт: кровеносные сосуды в области мозга надулись так сильно, что еще чуть-чуть – и трюк закончился бы плачевно.

– В Советском Союзе интерес к гиревому спорту был на пике. Есть ностальгия по тому времени?

– Безусловно. Гиревой спорт был очень популярен в России, Прибалтике и Украине. А когда с 1985 года начали проводить чемпионат Союза, выработали нормативы, гиревикам стали присваивать звание мастеров спорта, потом мастеров спорта международного класса. Я занимался тяжелой атлетикой, но потом увлекся гирями. И тренер сказал: “Это твой вид спорта. У тебя очень хорошо развита силовая выносливость, умение терпеть. Да и амбиций хватает, всегда стремишься быть первым. Десятое место в тяжелой атлетике тебя вряд ли устроит, а тут все шансы на победу”. И я согласился. Как оказалось, не зря. Действительно, в гиревом спорте я выиграл что только можно.

В постсоветские времена интерес к гирям стал постепенно спадать. Обидно было, что наш, исконно славянский вид спорта, которым можем по праву гордиться, теряет популярность. И я начал внедрять элементы шоу, придумывать шпагаты, кувырки с гирями, носить стакан на лбу – все, что угодно, лишь бы снова привлечь внимание к гирям. Думаю, кое-что удалось сделать.

Жизнь для особой миссии

– Вы пострадали во время теракта в Минском метро, перенесли тяжелейшие операции на суставах, но продолжаете ставить рекорды, которые не назовешь кроме как “краш-тест на выносливость”. Почему?

– Верю в то, что жизнь дана не просто так, а для какой-то особой миссии. Каждый из нас должен сделать то, что ему предназначено. По-настоящему счастлив тот, кто нашел себя и выразил в этой жизни. Тогда в метро я оказался в эпицентре взрыва. Хлопок – тут же подогнулись ноги. Кусок мрамора пролетел прямо над головой, так называемый скользящий удар. Не пригнись я в ту секунду – мы с вами сейчас не разговаривали бы. Я получил ранение второй степени тяжести. Сейчас 11 апреля отмечаю как свой второй день рождения. В 2016-м за три недели мне сделали две операции на тазобедренном суставе. Хотя обычно после первой нужно минимум полгода, чтобы восстановиться. Но врачи, учитывая мои просьбы и крепость организма, пошли навстречу. В прошлом году снова перенес плановую операцию на тазобедренном суставе. Длилась она около трех часов. Потерял около полутора литра крови. Через полгода был рецидив. Но бодрости духа не терял – занимался лечебной физкультурой, восстанавливался и уже через месяц установил мировой рекорд. В конце года назначена еще одна, уже четвертая по счету операция.

Вячеслав Хоронеко рассказал о "белорусском жиме", операциях и интересе к гиревому спорту

– Что вас радует, а что тревожит в дне сегодняшнем?

– Не хочу показаться брюзгой, но раньше, мне кажется, люди были более открытыми, умели сопереживать и дружить. А сегодня, уткнувшись в гаджеты, мы постепенно превращаемся “в цифру”. Общение чаще идет через вайберы, эсэмэски, а потребности посмотреть друг другу в глаза, поговорить по душам становится все меньше и меньше. Тревожит ситуация в мире, в той же Украине у меня родня, много друзей. Все простые люди верят в лучшее, в то, что скоро там все разрешится. А радует то, что в родной Беларуси спокойно дышится и работается. После приснопамятного 20-го нас пугали, что санкции поставят страну на колени. Как оказалось, несмотря на колоссальное давление мы стали во многом даже крепче, чем раньше. По-прежнему живем, радуемся, развиваемся, гордимся нашими замечательными спортсменами, которые показывают отличные результаты на международных соревнованиях. Да и настроение у людей уже весеннее…

24 февраля во время турнира “Кубок защитника” Вячеслав Хоронеко установил очередное мировое достижение в белорусском жиме. В положении лежа он за 5 минут левой рукой выжал гирю весом 32 кг 119 раз, улучшив свой же рекорд в этой номинации на 13 подъемов. Это достижение он посвятил 80-летию освобождения Беларуси.

179 официальных рекордов в экстремальном подъеме тяжести установил Вячеслав Хоронеко с 1985 года.

Елена ЕЛОВИК, газета “7 дней”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *