• 03.03.2024 19:35

Футбол. Василий Хомутовский: “Хорошая работа зря не проходит”

Возвращение белорусского голкипера Василия Хомутовского в Румынию получилось весьма успешным. С первого матча за аутсайдера “Петролул” вратарь стал настоящим лидером команды, которая в конечном итоге смогла сохранить прописку в высшей лиге. Голкипер подписал новый контракт и на днях вернулся в Минск в краткосрочный отпуск. Fotball.by не мог не воспользоваться моментом:

– После шести лет перерыва Василий Хомутовский вновь в румынском футболе. И возвращение получилось более чем удачное. Как думайте, с чем связаны успехи именно в этом чемпионате?
– В большей степени, это стечение обстоятельств. В немецком “Карл Цейсс” я также хорошо играл, но после того, как перешел в “Аугсбург”, получил травму, после которой большой период времени восстанавливался. Да и в чемпионате России много неплохих матчей провел за “Амкар”.

Как возник вариант с “Петролулом”? Помог агент или старые связи?
– Нет, не агент. Из-за работы одного из них, я чуть не остался и вовсе без команды. После того как с “Амкаром” я контракт не продлил, агент – не белорус, из дальнего зарубежья – обещал, что найдет для меня европейскую команду. В это же время мной интересовались два-три клуба из России. Однако пришлось им отказать, так как я ждал обещанного трудоустройства в Европе. Но агент так ни с кем и не договорился. Что именно не получилось, я уже не уточнял. Впрочем, потом повезло. На меня вышел генеральный менеджер “Петролула”, бывший футболист. Моя кандидатура была ему знакома, так как в то время, когда я в 2003 году перешел в “Стяуа”, он вернулся в Румынию после выступления за болгарский “Левски”. Он поинтересовался моим положением, а после предложил перейти в “Петролул” до конца чемпионата, на два с небольшим месяца. Просил помочь команде, которая находилась в зоне вылета. Предстояло решить сложную задачу, каждый матч был для нас, как финал престижного турнира. До того, как мы обеспечили себе место в высшей лиге и на следующий сезон, “Петролул” провел девять поединков со своими прямыми конкурентами и лидерами чемпионата. Мы шесть раз победили, два завершили вничью, а один проиграли “Стяуа”.

А потом расслабились и продули два заключительных поединка…
– Да, тогда уже половина состава морально были в отпуске. А в последнем туре встречались с “Спортлулом”, который досрочно вылетел из лиги. Ребята уже играли просто для себя. В общем, мотивация была разная. Тренер давал играть тем, кто редко появлялся в “основе”.

– Тяжело было входить в игру после более чем двухмесячной паузы?
– Дело не в этом, мне же не восемнадцать лет. Если ты физически готов, то достаточно нескольких тренировок, чтобы вернуться в форму. Два с половиной месяца без игровой практики, конечно, были для меня достаточно тяжелыми морально. Потому что я себя “грузил” прилично, ожидая вариантов. Это ожидание меня напрягало. Спасибо жене и родителям, дочке. Они поддерживали меня.

В “Петролуле” Вы получили игровой номер 22?
– Тридцать третий был занят, ты к этому клонишь? Но на следующий сезон я себе забронировал номер 33, тот, под которым играл когда-то в “Стяуа”.

– Изменился ли румынский футбол с тех пор, когда Вы выступали за столичный клуб?
– За шесть лет, что я отсутствовал в румынском футболе, чемпионат изменился: он стал сильнее. Ранее за главный титул боролись лишь “Стяуа”, “Динамо” и “Рапид”, а теперь уже пару лет подряд чемпионом становится команда не из Бухареста. Пришли другие клубы с периферии. Они строят хорошие стадионы, имеют приличный подбор футболистов. В качестве примера можно привести команды “Клуж”, “Васлуй”, а “Стяуа”, “Динамо” и “Рапид” в этом сезоне довольствовались лишь Лигой Европы. Также в чемпионате стало больше легионеров.

– С чем связываете прогресс: с хорошей работой федерации, с улучшением экономической ситуации в стране, может быть, инвестирование в клубы стало больше?
– Это стало возможным за счет толкового менеджмента, грамотного расходования денежных средств. Наверное, этого как раз таки не хватает российским клубам, да и командам со всего постсоветского пространства. Может быть, это не касается лишь донецкого “Шахтера”. Сужу, правда, лишь по взглядам со стороны. Тот же “Петролул” имеет хороший стадион на 15 тысяч зрителей, который ни чем не уступает немецким аренам. Улучшается инфраструктура. А в России этого не хватает. Клубы с хорошими бюджетами играют там на 40-50-летних стадионах, неотреставрированных, без крыш, навесов. А есть же команды с Урала, Сибири. Представьте каково там отцу привести сына на стадион, когда сверху льет, рядом сидят, ругаются матом, а еще среди зрителей половина пьяных. Причем вся эта атмосфера еще и вокруг стадиона. Подобное вызывает удручающие эмоции. Нужно сначала создавать условия, опять же, к примеру, как на “Донбасс-Арене”, или на стадионе московского “Локомотива”. Туда люди приходят, как в театр, у них самих появляется желание заниматься спортом.

– Вы сказали, что стало больше легионеров, а свои воспитанники есть? Как развивается детский футбол?
– Не могу говорить за все румынские клубы, но у нас таковые имеются. Румынская школа сильна своими воспитанниками. Легионеры есть, да, я сказал, что их стало больше. Но они не создают каких-то проблем для румынских футболистов, потому что румыны сами по себе имеют хорошую подготовку. У “Петролула” есть своя детская школа. Основной команде лишь полгода назад построили новый стадион. Все будет делаться шаг за шагом. Следующий из них – это как раз улучшение инфраструктуры детской школы. Всему свое время, так как на все нужны средства. А бюджеты у румынских команд не такие, как, например, у российских клубов.

– Расскажите о городе Плоешти, честь которого отстаивает “Петролул”.
– Плоешти – небольшой город с населением в 300 тысяч человек, примерно. Достопримечательностей я почти не видел, так как постоянно был занят на тренировках, играх. Могу сказать только, что около города стоит большой нефтеперерабатывающий завод, который коптит постоянно.

А зрительский интерес к футболу там велик?
– В Румынии стадион постоянно заполняются. Еще раз убедился, что в этой стране футбол, как “священная корова” для индусов. Интересуется им не только мужская часть населения, но и женская. Болеют люди разных возрастов. А все благодаря тому, что клубы строят хорошие стадионы, создают условия для зрителей. В том же Плоешти понаблюдать за игрой команды, которая находилась в зоне вылета, на домашних матчах собирается от десяти до пятнадцати тысяч болельщиков. Причем они не просто смотрят футбол, они всю игру поют. Атмосфера не хуже, чем в Германии. Весь город любит “Петролул”. В Плоешти ведь имеется еще одна команда, которая играет в высшей лиге, “Астра”. Но, я так понимаю, за нее практически никто не болеет. Даже, когда мы с ней дома встречались, трибуны, выделенные для болельщиков “Астры”, были практически пустыми.

Знаете, почему у команды “Петролул” прозвище “желтые волки”?
– Если честно, не знаю, не уточнял. Талисмана – волка, видел до игры и после, а почему именно он является символом клуба, не знаю. Приеду – обязательно уточню.

– Слышал, что Вас очень тепло приняли болельщики “Стяуа”…
– Да, было очень приятно, что спустя шесть лет поклонники “Стяуа” не забыли меня. Причем, несмотря на то, что фанаты “Стяуа” и “Петролула” конфликтуют между собой. Не знаю из-за чего, но мне рассказывали, что и до драк нередко доходило.

Подходит ли “Петролул” в качестве клуба, где можно завершать карьеру? Или есть желание поиграть где-то еще, как говорится, не ради денег, а ради удовольствия?
– Вопрос немного неприятный. Вратари играют до тридцати восьми, до сорока лет…

– Это не намек.
– Понимаешь, я ко всему уже начинаю относиться философски. Мне в Румынии, и в “Петролуле” в частности, комфортно. С клубом одну цель мы уже достигли, следующая – в очередном сезоне попасть в четверку, получить право участвовать в еврокубках.

Просто многие футболисты мечтают поиграть за клуб, в котором они начинали карьеру, либо отстаивать честь города, в котором родились.
– А, ты в этом смысле… Я к этому отношусь спокойно. Как говорят, пути Господни неисповедимы, поэтому, как Богу угодно, так и будет.

– Почему контракт подписали на год, а не на больший срок?
– Мне предлагали подписать соглашение на два года, но я решил все-таки сократить срок. Ведь ныне в “Петролуле” меняется клубная структура, руководство. Если будет все хорошо и далее, клуб будет прогрессировать, я также буду доволен этим.

– Как долго продлится отпуск?
– Точно сказать не могу. В команде многое меняется, руководство клуба ведет переговоры с тренерами. Место займет другой специалист. К клубу присоединяется еще один спонсор, который будет главным. Несколько лет он спонсировал “Университатю” из Клужа, также построил ей хороший стадион, пытался сделать там классную команду, но, несмотря на все усилия, выше седьмого места она не поднялась. Вот он и решил перейти в “Петролул”.

– В Минске пока проводите время с семьей?
– Да, конечно, еще две недели пробуду здесь.

Рассчитываете ли на место в сборной? С Кондратьевым не доводилось общаться по этому поводу?
– Кондратьев мне не звонил. Если честно, надеялся, что после того, как я оправился от травмы и стабильно заиграл в “Амкаре”, Штанге вызовет меня в сборную, но летом приглашения не последовало. Конечно, хочется помочь главной команде страны, это и престижно, и в то же время это всегда непередаваемые ощущения. Тем более, когда ты не просто выступаешь за нее, а добиваешься какого-то результата, как это было в матчах с немцами, финнами, турками, в игре с Шотландией, когда мы 1:0 выиграли.

Насколько важно для голкипера постоянно находится в тонусе. К примеру, Геннадий Тумилович не имел великолепной клубной карьеры, но постоянно выступал в составе сборной.
– Это зависит от индивидуальных качеств, от психологического состояния. Но игровая практика в клубе, естественно, нужна.

– Ситуация повторяется с Жевновым. Считаете, справедливо то, что именно он является основным вратарем сборной
– Я к Юре отношусь с уважением. И не комментирую своих коллег.

Кого считаете лучшим вратарем среди земляков?
– К сожалению, в Румынии я не следил за белорусским чемпионатом, не получалось. Поэтому по сути ничего сказать не могу. Из бывших вратарей мне импонирует манера игры Петера Шмейхеля и Эдвин ван дер Сар. Вообще, мне нравится английский чемпионат. Если вратарь сможет пробиться в “основу” клуба, играющего в тамошней премьер-лиге, то его сразу можно считать одним из лучших в Европе. В Англии голкиперам очень сложно играть. Приходится бороться и во вратарской площади, иногда вносят вратаря в ворота. Идет мужской футбол.

– Что светит белорусской сборной в отборочной группе чемпионата мира?
– C годами убедился, что можно обыгрывать всех, если ты сам в это искренне веришь. Конечно, одной самоуверенностью все не ограничивается. Да, у нас тяжелая группа и шансов на то, чтобы выйти в финальную часть турнира у нас меньше, чем у французов или испанцев. Тем не менее, и в поединках с ними можно добиваться хорошего результата при грамотной тактической игре.

– Белорусская “молодежка” это и доказала.
– Ребята – молодцы. Желаю им удачи в Лондоне. Их заслуги вызывают уважение.

– Напоследок, возвратимся к Вашей карьере в Румынии и России. Чем руководствовались, когда переезжали из “Стяуа” в “Томь”?
– В “Томи” ожидались большие перспективы. Валерий Петраков, который тренировал “Москву”, еще ранее хотел меня выкупить из “Стяуа”, но клубы не сошлись в цене. Однако, когда он перешел в “Томь”, компромисс с руководством румынского клуба был найден. Тогда команду из Томи спонсировала компания “Томскнефть” во главе с белорусом Сергеем Шимкевичем. Он – фанат футбола, хотел построить команде новый стадион, в планах были еврокубки. Но после у спонсора, который был одним из подразделений “ЮКОСа”, начались проблемы. Михаила Ходорковского арестовали, Шинкевича, насколько я помню, тоже. Компанию реорганизовали, и она впоследствии отказалась от футбола.

– А из “Амкара” не жалеете, что ушли?
– Не жалей, что было – не гадай, что будет…

– Из-за чего разорвали контракт с пермским клубом?
– Я играл при Рашиде Рахимове, но затем в команду пришел Миодраг Божевич, который ранее тренировал уже “Амкар”, с которым он становился четвертым в чемпионате, играл в еврокубках. Еще тогда в команде был и голкипер Сергей Нарубин. Божевич сказал, мол, я Сергея знаю, именно он и будет в команде первым вратарем. Это выбор тренера.

Какой из этапов легионерской карьеры был все же самым запоминающимся?
– Каждый из них запомнился по-своему. В Германии было приятно, когда по окончании сезона во второй Бундеслиге издание “Kiker” назвало меня лучшим вратарем чемпионата. В принципе каждый из периодов вспоминаю с благодарностью, даже если я и временно не играл в “основе” того или иного клуба. Зато это помогало мне не филонить на тренировках, заставлять себя взять волю в кулак, чтобы пробиваться в основной состав. Хорошая работа зря не проходит.