• 01.03.2024 08:19

Дмитрий Молош: Албанцы были больше нацелены на борьбу

Тайное  оружие  белорусской  сборной  —  пушечный удар  защитника Дмитрия МОЛОША — оказалось неиспользованным. Соперник попро­сту не дал левше расчехлить “мортиру”.

—  Дима, в чем, по-твоему, причи­на поражения?

—  Албанцы были больше нацелены на борьбу. Эмоциональный заряд у них — просто сумасшедший. Мы же не смогли приспособиться. Ни­чего не получалось впереди. За то время, что я в сборной, даже не припомню такой неудачной игры.

—  Несколько раз поле заволаки­вало дымом от шашек, зажжен­ных на трибуне. Это мешало?

—  Не сказал бы. Наши ребята по­добное видели не раз, поэтому вряд ли это сыграло негативную роль.

—  Тем не менее шум трибун за­глушил подсказки Мартыновичу, и получился нелепый гол.

—  Да, фактически сами себе его привезли. Мне со стороны было видно, что сзади у Саши бежит на­падающий. Кричал ему: “Сзади!” Но он не услышал.

—  Когда в конце первого тайма ты бил штрафной, сразу нацели­вался на удар, а не на навес?

—   И Штанге, и ребята говорят, чтобы в таких ситуациях бил по во­ротам. К сожалению, не получи­лось. Непривычные мячи, надо бы­ло приноровиться. Если бы потре­нировались ими чуть дольше, воз­можно, исполнил бы качественнее.

—  Твой удар оказался единствен­ным до перерыва в нашем испол­нении. Отчего так беззубо выгля­дели в созидании?

—    Надо детально разбираться. Ведь не просто слабо угрожали во­ротам — к чужой штрафной доби­рались совсем редко.

—  Концовка первого тайма полу­чилась горячей: за шесть минут три стопроцентных момента у во­рот Веремко. Физически подсе­ли, или хозяева страстно желали забить гол “в раздевалку”?

—  Албанцы заиграли сверхактив­но. Их высокий форвард бился за каждый мяч, партнеры его здоро­во поддерживали. Отбивались, было тяжело. У хозяев многое по­лучалось, а у нас наоборот — ни­чего.

—  Ты так ни разу с игры и не стрельнул по “рамке” Уйкани…

— Да особо не было возможностей подключаться к атакам. При счете 0:0 оголять тылы, как-то рисковать, когда у нас мяч совсем не держал­ся, не имело смысла. А позже, ког­да полезли отыгрываться, слишком быстро сбились на навесы, не при­носившие удачи. Даже выдвижение в нападение высокого Мартынови­ча ничего не дало. Считаю, сами эту встречу проиграли.

—  Четыре “горчичника” белору­сам арбитр выписал заслуженно?

—  Если бы! Албанцы хитрые: ле­жат, корчатся якобы от боли, а как только судья даст предупреждение, тут же вскакивают и как ни в чем не бывало просятся на поле. В этом деле они специалисты извест­ные. Просто рефери должен знать такие нюансы и более четко разби­раться в ситуации.

—  У тебя это четное предупреж­дение — пропустишь игру с Францией. Обидно?

—   Конечно. Но в Тиране нужно было действовать жестко. По ходу матча пришлось перестраивать се­бя, хотелось завестись. Однако толком у нас не получилось.

—  Если не секрет, какие коррек­тивы внес тренер в антракте?

—  Бернд сказал, что играем очень плохо. Требовал, чтобы встряхну­лись. Тяжело объяснить, почему мы такие вышли на поле. За день-два до матча у ребят был прекрас­ный настрой, желание, на трени­ровках бились, не щадя друг друга. А тут вдруг все какие-то сонные… Но еще ничего не потеряно. У нас грамотный тренерский штаб — все проанализирует, сделает выводы